timgud: (Default)
[personal profile] timgud
   
Он просто «призывал о чем-то подумать» и «что-то сделать»?
 

   
Научный директор Ельцин-Центра Никита Соколов намерен подать в суд на Никиту Михалкова. За фразу из письма Наине Ельциной:
   

«Меня интересует не разрушение этого современного Центра, а возможность скорректировать то наполнение, которое там существует, чтобы не призывал историк Никита Соколов именем Бориса Николаевича реабилитировать генерала Власова и власовцев».
 
А вот что было реально сказано Соколовым на пресс-конференции, посвященной проекту «Последний адрес» в ТАСС-Урал, 10 августа 2016 года:
   

   
Никита Соколов: И последний важный момент, это уже не научная задача, мне привычнее говорить о научных задачах, но здесь есть важная научно-общественная проблема. Не реабилитированы, по большей части, практически никогда, те люди, которые реально боролись против советской власти. Современная Россия по-прежнему готова их считать врагами народа? Это общественный вопрос, на который надо отвечать. И если мы, фонд "Последний адрес", получим заявку на такого персонажа, мы начнем эту общественную дискуссию.
   
Сергей Пархоменко: Можно подробнее услышать, о ком речь? Это что, белые офицеры, или это заговорщики 30-х годов?
   
Никита Соколов: Это диссиденты 40-х годов, диссиденты 30-х годов. Были же реальные боевые группы. Они не реабилитированы, хотя ничего не совершили. Это власовцы. Это большая общественная проблема. Давайте, наконец, поднимем этот вопрос. Если появятся эти таблички, заявки на эти таблички, на нереабилитированных… Что мы будем делать? Мы будем считать казаков, которые воевали против большевиков, врагами и ныне живущего народа в России? Я не уверен.

   
Собственно, я был на данной пресс-конференции, все слышал своими ушами. Задавал соответствующий вопрос, на который получил уклончивый (но скорее утвердительный) ответ. Все действительно есть на видео ТАСС, и подробно описано в публикации Накануе.RU.
   
Можно ли считать «призывом к реабилитации» власовцев «призыв подумать о реабилитации» и высылать заявки на размещение мемориальных табличек нереабилитированных «диссидентов 40-х годов»? Действительно, «призвать подумать» — не то же самое, что прямое требование реабилитации. Только и Михалков, как человек грамотный, говорит, что хочет, «чтобы не призывал историк Никита Соколов именем Бориса Николаевича реабилитировать генерала Власова и власовцев».
 
Я вот тоже этого хочу. Чтобы не призывал. И никто не хочет обратного, правда? Наверное, и Никита Соколов. Но пусть научный директор музея пояснит, что имел в виду, когда говорил, что власовцы «ничего не совершили». Что он «не уверен», что они должны считаться врагами «ныне живущего народа в России»? Может, кого-то из коллаборационистов, «диссидентов 40-х годов», он все-таки считает нужным реабилитировать?
 
Впрочем, пусть это решает прокуратура и суд.
   
Только ведь это не единичный случай. Я лично был свидетелем еще двух.
   
Первый — дискуссия «Мифы о войне» в Ельцин-Центре, 19 мая 2016 года, модератором которой был также Никита Соколов, и на которой профессор ИНИОН РАН Юрий Пивоваров призвал «подумать» о «миллионе русских в армии Власова». В ходе своего выступления профессор сказал об этом не слишком внятно, но я задал уточняющий вопрос, на который получил ответ:
   

   
То есть Пивоваров «абсолютно согласен в плане моральной оценки» нацизма, но вот коллаборационисты-поляки и коллаборационисты-украинцы имеют полное право ненавидеть нас, сносить памятники советским воинам (за «оккупацию», «голодомор» и так далее). И вообще, русские «были страшнее» всех этих коллаборационистов — потому что «мы больше, сильнее. Мы и с собой расправлялись, и с другими». И вообще, как можно вести речь о какой-то моральной оценке, пока у нас улицы названы именем Ленина, который был «криминальный убийца... ненавидевший Россию»?
 
И с Пивоваровым полностью солидарен замдиректора Ельцин-центра по науке Никита Медведев. Он только «ещё бы добавил, что, скорее всего, во всём мире исчезла бы русофобия, если бы в Екатеринбурге и всех других городах исчезли улицы Ленина».
   
И, конечно, это тоже не разжигание розни, не оскорбление Великой Отечественной войны и не призывы к реабилитации коллаборационистов. Это свободная научно-общественная дискуссия, обмен мнениями и желание
«подумать», «обсудить» и «разобраться». В присутствии замглавы представительства ЕС в России Свена Олава Карлссона.
 
А вот еще один эпизод. Вы слышали слова Пивоварова о сторонниках генерала Миклоша Хорти, союзника Адольфа Гитлера. Так вот, им, точнее
— их послевоеному мятежу в Будапеште, в октябре 2016-го была посвящена специальная выставка в Ельцин-Центре. Под названием... «За свободу и независимость: Две недели свободы».
   
Об этом писалось подробно, так что адресую к тому, что уже написано. Тем более, что дискуссии, на которой можно было бы задать
«уточняющий вопрос» не было, да и так все ясно из экспозиции. А сейчас просто напомню, что речь идет о такой вот «борьбе за свободу»:
 
 
 

   
А выставка, к которой Никита Соколов, как научный директор президентского центра, имеет непосредственное отношение, выглядела примерно так:
   

   

   

   
И это тоже не реабилитация пособников Гитлера, военных и государственных преступников? Это не коллаборационистская пропаганда, а призыв к обществу «подумать»?
   
Окей, я представитель общества, я гражданин. Я подумал. И вот мое сугубо личное мнение.
   
Все факты, указанные выше, говорят о прямой или косвенной симпатии Ельцин-Центра к фашистам и коллаборационистам, всем этим власовцам, бандеровцам, усташам, хортистам, «лесным братьям», нацистам из «локотской республики». Карателям, предателям и мразям, палачам миллионов русских, белорусов, украинцев, сербов и евреев.
   
Содержится ли в действиях Ельцин-Центра, в его выставках и мероприятиях, а также в речах научного директора Никиты Соколова прямые призывы к реабилитации власовцев и прочих коллаборационистов?
   
Считаю, что да. Но окончательное слово пусть скажет суд и прокуратура.
     
А вот на вопрос Соколова, готова ли современная Россия «считать врагами народа» всех этих коллаборационистов (они же — нереабилитированные «диссиденты 40-х годов»), я думаю, ответ однозначный. И тут речь не о частном мнении.
   
Современная Россия готова считать их врагами, и будет считать их врагами. В соответствии с законодательством и в соответствии с отношением большинства общества. А разговоры о мемориальных табличках в честь нереабилитированных военных преступников — аморальны, противоправны и должны как минимум вызвать вопросы о соответствии занимаемой должности директора по науке государственного президентского центра, учредителем которого является Администрация Президента Российской Федерации.
   
* * *
   
Кстати, о нереабилитированных военных преступниках и мемориальных табличках. В сотне метров от Ельцин-Центра в Екатеринбурге находится одноэтажный дом, а на нем вот это:
   

   
То есть Колчак «выдающийся флотоводец», а не военный преступник... Прямо как Власов, «советский генерал, выдающийся командир битвы за Москву», или Маннергейм, «русский офицер, герой Первой Мировой войны».
   
С таким же успехом можно сказать, что и Гитлер — «известный художник, акварелист». А уж Геббельс для кое-кого и впрямь отец родной, «крупнейший теоретик и практик работы с общественным мнением в ХХ столетии», например.
   
Нет желания «подумать», «обсудить» и «разобраться»?
   
Только вряд ли это получится сделать в самом Ельцин-Центре — критику там воспринимают, мягко говоря, не очень дружелюбно. Сами вчера убедились (см. ЗДЕСЬ).

   

January 2017

S M T W T F S
1234567
8 91011 121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios